Солнышко и то ярче светит

Бабушка и внук

Бабушка, а как сделать, чтобы мой папа стал таким же, как у моих друзей?

Внучок меня спросил недавно, а я ему и ответить толком не сумела. А что ему ответишь, если и сама не знаешь, как это сделать. Сказала ему: «Подожди, Ванечка, все хорошо будет. Вот найдет твой папка работу, и все у вас хорошо будет. Перестанет он выпивать, некогда ему будет этим делом заниматься. Будет работать – настроение у него хорошее будет. Пойдет с тобой и на тренировку, и на соревнование».

А он мне отвечает: «А папка на работу каждое утро ходит, только зарплату не приносит и каждый вечер пьяный оттуда возвращается. Может быть, его как-нибудь вылечить можно?»

А я не знаю, что ответить внучку. Не знаю…

А ведь как все хорошо начиналось… Сын Васенька раньше совсем не пил. Ребята, как только школу заканчивали, начинали этим делом баловаться. На чьи-нибудь проводы в армию пойдут – обязательно выпьют, а наш Василий всегда трезвый приходил со всех гулянок. Потом в армии отслужил и тоже не пил – учиться в институт поступил. Его одногодки уже все женились, а он учился. Бывало, как приедет на каникулы, старается нам по хозяйству помочь – сена заготовить или дров. А не шашлыки жарить, как другие. Многие его одногодки к тридцати годам совсем алкашами стали. Да и как не стать ими? Почти у каждого в семье отцы пьющие были. Но тогда ЛТП боялись.

ЛТП – это такое заведение раньше было. Лечебно-трудовой профилакторий – расшифровывался. Туда по решению суда принудительно направляли лечиться от алкоголизма. Вот одного нашего соседа туда на целый год определили. Просидел он там целый год и вернулся. Два года совсем не пил вино. А потом его как прорвало, еще больше чем до ЛТП стал пить. Потом отравился. При Горбачеве, когда водку не продавали, пили все, что горит. Особенно стеклоочиститель был в ходу. «Синеглазкой» его называли. Вот этой «синеглазкой» и отравился. Выпил ее больно много – целых два флакона. Сердце и не выдержало. Скончался.

Много народу из-за этой водки полегло.

А сейчас пьют не меньше, сейчас многие спиваются из-за неустроенности. Вот и сынок наш Васенька тоже запил горькую из-за этого. Бизнес у него свой был, а потом в одночасье не стало никакого бизнеса. Делал он мебель корпусную, свой цех небольшой имел. Ребят человек семь с ним работало, потом пожар случился. Сгорел и цех, и станки в груду железа превратились. Ничего не осталось. И по страховке ничего не получил. Остался – гол как сокол. Вот и запил с горя. Мы его уж и так и сяк утешали, а он свое говорит: «Сгорела моя мечта. Сгорела».

Слабину он сам себе дал – спивается совсем. Второй год не просыхает. Хорошо, что жена Верочка его не бросает и всю семью на своей шее тянет, а то бы пропащее дело было. Конечно, какой пример он сыну подает. Известно – плохой. Мальчишка хочет, чтобы отец с ним общался, вникал в его проблемы, а он почти каждый день пьяный. А если не пьяный, то с похмелья. Какой ему сын, ему дороже свое горло. С утра встал – похмелиться надо чем-то. Вот он и идет искать это зелье, а когда найдет да выпьет, уже не до сына ему. Надо еще выпивку искать.

Был хороший мужик, инженер, а теперь в алкаша превращается. Теперь с утра на свалку ездит. Целая компания их там собирается. Весь день по этой свалке лазают. Ковыряются в отходах. Ищут цветной металл да еще что-то. Там же сдают, что нашли, и напиваются. И не только мужики с ними, но и женщины. Все сплошь алкоголики. На людей не похожие. И никто с ними никакой работы не проводит. Все на них наплевали. Пьют – и хорошо, пусть спиваются. Пусть помирают – это их личное дело. А какое оно личное, если оно общественное…

Повезла я Ванечку в город после каникул. В школу ему пора, а самой мне захотелось с сыном Васей повидаться, поговорить. Приехали, а Вася – дома. Верочка на работу ушла, а он – дома. Лежит на диване, мучается. На свалку не поехал. Присела я к нему на диванчик и спрашиваю:

– Что с тобой, сынок, происходит? Неужели не видишь ты, каким стал? Неужели не понимаешь, что гибнешь ты от пьянства этого проклятого? Неужели сил у тебя нет, чтобы вернуться к нормальной жизни? Посмотри-ка, сынок у тебя хороший растет. Смышленый. Ему пример нужен. Отец ему нужен, а ты что делаешь? Каждый день не просыхаешь. Опомнись!

Молчит мой Васенька, в подушку уткнулся. Потом сел на диван и говорит:

– Все, мама, завязываю. Поедем на прием к наркологу. Пусть меня закодирует. Я сегодня как раз четвертый день не пью.

Поехали мы. Принял нас врач. Спросил все у Василия что-то. Тот ему все ответил. И они пошли. Минут через пятнадцать вышел Васенька. Спрашиваю его:

– Как, Вася, хочется выпить или нет?

– Нет, – говорит, – мама, не хочется. И мир какой-то другой стал. Краски ярче. Солнышко и то ярче светит.

«Ну, – думаю, – слава тебе, господи, на путь истинный сынок мой встает. Солнышко ему ярче стало светить».

По дороге зашли в магазин. Купила я продуктов и гостинцев внуку Ванечке. Пришли в квартиру. Вася веселый. Ваню на руки взял, приподнял его, поцеловал. Сказал: «Завтра на каток пойдем, Ваня. Готовь коньки. Все. Новую жизнь начинаем». Потом Верочка с работы пришла. Ей рассказали мы с Васей, куда ездили. Она тоже повеселела.

Утром я уезжать собралась. С Ванечкой прощалась. Он меня обнял крепко-крепко и шепнул мне: «Ты, бабушка, у меня самая лучшая. Спасибо тебе за папу». Я утерла слезу да и сказала ему: «Тебе спасибо, Ванечка. Это ведь ты меня попросил папу вылечить».  Дай бог чтобы сын снова не сорвался и пусть у них всё будет хорошо.

Бабушка и внук смотрят альбом

Вам также может понравиться

About the Author: Alina1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector