Сестра продает детские вещи, которые я ей подарила

Детские вещи в коробках

Я вообще не понимаю, что происходит. Думаешь о людях хорошо, а они сами о себе заставляет думать плохо. Хочу поделиться такой историей.

У меня есть сестра двоюродная, у нее трое детей – почти погодки. Старшему – пять с половиной, четыре – среднему и два – младшему. Естественно, Галя пока не работает, в декретном находится. Я сама мать. Отлично знаю, как тяжело ей и физически, и морально, и материально. Решила помочь, чем смогу. Перебирала недавно вещи Владика, сынишки своего семилетнего, и собрала целое «приданое». Откуда только они взялись? Всегда старалась не заполонять шкафы, но вот набралось. Все вещи: одежда, обувь – чистые, глаженые. Некоторые совсем ненадеванные, но Владику уже не подходят – подрос сынуля.

Решила я эти детские вещи кому-нибудь отдать. Сначала думала – в приют или в детский дом. Но потом вспомнила про Галю. Зачем в приют, у меня же сестра двоюродная – многодетная. Лучше ей отдам, как-никак родня. Тем более одежда мальчиковая, а у нее – все мальчишки. Им впору будет. Короче, позвонила Галине, рассказала, что к чему, собрала всё в три больших пакета и повезла на такси. По дороге заехала в магазин. Купила мальчишкам гостинцев и торт. Хоть и так не с пустыми руками еду, но с гостинцами будет еще лучше.

Приехала к Гале. Она не очень далеко от нас живет. Отдала гостинцы, вещи для мальчишек. На племянников двоюродных поглядела. Хорошие пацаны растут. Потом мы с Галей чай с тортом на кухне пили, разговаривали о детях, о семейных делах. Хорошо посидели, поговорили. И я домой поехала. Галя меня, конечно, за все поблагодарила: «Спасибо, спасибо». По-доброму расстались. Я ей на прощанье сказала, что может быть, еще чего привезу. Может, игрушек каких, которые Владику уже не интересны. Она опять: «Спасибо. Привози…» Хорошо расстались, тепло. И я довольная, что доброе дело сделала, и Галя, наверное, тоже довольной осталась.

Прошло примерно около недели. Утром проводила я Владика своего до школы, а сама на работу пошла. Мне к девяти часам. Иду мимо рынка блошиного. Смотрю, старуха стоит. Торгует вперемежку: и продукты в виде банок-разносолов, и вещи разные, все больше одежда. Мне собственно ничего у нее не надо. Просто смотрю. И вдруг взгляд цепляет вещь одну – детский зимний комбинезон. Яркий такой, светло-зелененький, как у Влада был. Который я Гале отнесла. «Вот, – думаю, – как у Влада был, в точности такой». Ну и подошла к бабушке, чтобы спросить, за сколько она его продает. Подхожу, спрашиваю:

– Женщина, сколько вы за вон тот детский комбинезон просите?

Бабушка сразу не отвечает, мнется, а потом говорит:

– А вы точно возьмете? Или так – просто?

Я взяла и подыграла:

– Возьму, если цена подойдет.

Бабушка вынула из кармана телефон и звонит:

– Але, Галенька? Тут вот женщина комбинезон зимний торгует? Сколько просить за него? Говорила. Да. Забыла я старая. Поняла. Ладно.

Бабка спрятала телефон и говорит:

– Две тысячи хозяйка просит. Берете?

А я держу комбинезон в руках и чувствую, что это Владика комбинезон. Воротничок вывернула наружу, а там буковки, которые сама вышивала: «Владик Д.».

– Нет, – отвечаю. – Не возьму. Дорого очень. Он новый три с половиной стоил. А кто эта Галя?

– Галя? – переспрашивает бабка. – Это так, вроде как хозяйка этой вещи. А вы приглядитесь, может быть, все-таки возьмете. Вот еще вещи детские есть.

Бабушка раскрыла коробку и показала. Я посмотрела. Удивительно. Даже пакет целлофановый был тот, в котором я передала вещи Галине. Вопросов к бабушке-торговке у меня больше не было. Вопросы появились к сестре двоюродной Галине.

Шла по улице до работы и была в шоке. Просто не знала, что думать. Как быть? Сначала хотелось позвонить Галине. Спросить, почему она вещи Владика на продажу выставила. Может быть, она брезгует нами? Но, тогда зачем брала? Я могла бы их в другое место пристроить. С другой стороны, я понимала, теперь эти вещи не Владика, не мои, в конце концов. Галя вправе распоряжаться ими, как ей захочется. Я могла увидеть этот зимний комбинезон в мусорном контейнере. Разве бы этот вариант обрадовал меня?

Я не понимаю, что происходит со мной. Чего мне жалко? Только того, что со мной не посоветовались и стали без меня распоряжаться вещами, как захотели. Или я увидела цену своей доброты?

Детские вещи

Вам также может понравиться

About the Author: Vadim

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector