Разгон собрания

После визита к верующим надежды на помощь свыше исчезли не успев толком появиться на горизонте моего сознания, пришлось самому искать выход из положения. Потихоньку, потихоньку финансовые проблемы решались, я с утра и до позднего вечера пропадал в городе и приходил домой уставший, весь в мыле. Дома меня всегда ждал домашний уют и тепло любимой женщины и я каждый раз торопился, похлеще чем те верующие к своему свету.

В тот день на улице стояла неимоверная жара и я мысленно представлял себя дома под струями холодного душа, на кухне меня ждал аппетитный ужин. Чего еще может желать нормальный человек, после тяжелого трудового дня под такой жарой. Пот струился по моему лицу и мне казалось от меня воняет словно от спортсмена, пробежавшего марафонскую дистанцию. Вот наконец и мой дом, в длинном коридоре меня всегда встречала прохлада, будто там кондиционер стоял.

Открыл своим ключом дверь и .., обалдел! Вся комната была забита народом, даже на кухне кто-то дерзко готовил себе мой любимый чай с бергамотом. Все так были увлечены общей молитвой, что мое появление даже не заметили, муха в комнате произвела бы больший эффект чем мое появление. Нинка выскочила из кухне, где она так гостеприимно с какой-то бабищей готовила чай на всю эту ораву и защебетала, что наш дом осчастливили визитом верующие, что они сейчас помолятся, и за наше здоровье в том числе… Дальше слушать мне не хотелось. Вместо холодного душа с аппетитным ужином предполагалась молитва за мое здоровье. Чего тут молиться, если я, едва узрев это нашествие сынов и сестер господних, заболел непреодолимым желанием всех их вместе выбросить через окно. Молча отстранив в сторону жену, я прямо в обуви зашел в комнату.

-Так, дети господни, минута на то, чтоб вы впрыгнули в обувь и выскочили из этого дома иначе гром, молния и мои кулаки поразят всю эту вашу шарашкину контору,-прервал я проповедь, не знаю на каком там месте.

Нинка стояла и смотрела на меня грустными глазами, в отличии от проповедника. До него дошло сразу, скорее всего тембр моего голоса не сулил никаких компромиссов. Закрыв свою толстую книгу, он пробормотал что-то про прощение заблудшей овцы и тронулся к выходу. В след за ним в коридор ринулись и другие верующие и вскоре уже выскакивали в коридор. Прихватив пастора этого стада за плечо, я пообещал ему разбить лицо в следующий раз, от чего он еще быстрее заторопился к выходу.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector