Папа заплатил жениху, чтобы он исчез из моей жизни

Деловая женщина расстроена

Мне сорок пять лет. У меня хорошая семья – любящий муж, двое детей. Несомненно, муж меня любит, но за множество лет семейной жизни я так и не полюбила его. Да – сумела привыкнуть, да – жила и продолжаю жить. Но нет страсти, нет любви, нет ощущения того, что это единственный человек, ради которого можешь пожертвовать собой.

Я знаю, что такое любовь. Я любила… С тех пор прошло больше двадцати лет. Тогда я заканчивала университет. И у меня был любимый человек. Его звали Геннадий. Мы собирались пожениться и уже подали документы в ЗАГС. Но потом все расстроилось. И не просто расстроилась, а хуже – Гена пропал. Исчез, перестал звонить, не отвечал на звонки. За помощью я обратилась к моему отцу. Двадцать лет назад папа был известный в городе бизнесмен, богатый и влиятельный. Но он не стал помогать, он ответил: «Незачем искать. Хорошо, что сбежал, все равно был тебе не парой».

Целый год после исчезновения любимого я не могла прийти в себя. Я заболела, у меня был нервный срыв. Несколько недель я провалялась в больнице. Но время, действительно, лечит. Постепенно ощущение жизни вернулось. Я стала встречаться с подругами, ездить в клубы и на вечеринки. Родители были рады моему выздоровлению. Жизнь налаживалась.

Однажды на какой-то праздник папа пригласил в дом своего друга и компаньона Дашкина. Дашкин приехал не один, с сыном Виталием. Виталий только что окончил университет в Москве и приехал домой отдохнуть на пару недель. Так я познакомилась с будущим мужем. Через три месяца мы поженились. Свадьба была великолепной, богатой и пышной – наши отцы не пожалели денег. Потом появились дети. Сначала родилась Оленька, потом – Алеша.

Дети почти совсем выросли. Муж Виталий стал руководителем компании, которую когда-то организовали его и мои родители. Мой любимый папочка скончался полтора года назад. За двадцать лет, которые прошли с того времени, как пропал Гена, я ни разу не видела своего пропавшего возлюбленного и ничего не знала о нем. Иногда мне казалось, что его нет в живых. Я обращалась с заявлением в розыск, на заявление не приняли, потому что была Геннадию никем. Поиск в социальных сетях и расспросы его бывших однокашников тоже не давали никаких результатов.

 

Совсем недавно я ездила к маме. Она постарела, живет за городом на даче. У нее есть помощница, которая следит за её здоровьем и помогает по хозяйству. Маме там хорошо. Но и я не забываю мамочку – постоянно общаюсь по телефону, часто приезжаю к ней. Бабушку навещают внуки.

 

В этот раз я приехала к обеду. Мама с помощницей Дашей собирали на стол. Мама была рада моему приезду. Мы пообедали и расположились на веранде, любовались распустившимися розами, дышали упоительным ароматом поздней весны. Мама спрашивала о моих делах, о Виталии и детях. Я отвечала и в свою очередь интересовалась ее жизнью и здоровьем. Потом она вдруг спросила то, чего я никак не ожидала:

– Доченька, а ты счастлива с Виталием? Любишь его?

Я помолчала и нехотя ответила:

– Мама, ну о чем ты? Ты же знаешь, я никогда его не любила. Это союз, крепкий семейно-экономический союз. Папа, в свое время, так назвал наш брак. Ты же знаешь, кого я любила…

– Да, папа. Как ему там? – тихо проговорила мама. – Я знаю. Он многое решал в нашей жизни. И в моей, и в твоей… Это он разлучил тебя с Геной.

Я чуть не выпала из гамака:

– Мама, это правда?! Я догадывалась, но не верила. Мама, неужели отец был таким подлым. Мама, он что – угрожал Геннадию? Расскажи все. Все – что знаешь.

Я села рядом в кресло, меня начинало трясти. Пальцы и что-то внутри тряслось мелко и противно.

– Успокойся, пожалуйста, Алла. Успокойся, я сейчас все расскажу, – заметив мое волнение, произнесла мама. – Все. Теперь скрывать нет надобности.

Она продолжила:

– Нет. Папа не угрожал Генке. Ты же знаешь нашего папу, он так не умел. Он никогда не был грубым и нетактичным.

Я перебила маму:

– Деньги?

– Да. Деньги, моя милая. Геннадий продался. Любовь к деньгам у него оказалась сильнее любви к тебе, моя милая дочь. Знаешь, с каким библейским героем сравнивают таких людей как Геннадий?

– Знаю, мама, – ответила я, окончательно переставая что-либо понимать.

– Да, с Иудой из Кариота. А в народе говорят про них – «продажные шкуры»…

Мама, видимо, тоже разволновалась, вспоминая прошлое. Щеки её разрумянились, голос зазвучал строже:

– Алла, отца больше нет. Прошу – не осуждай его. Он хотел для тебя только счастья.

– Мама, но почему так поздно я узнала об этом?

– Я не знаю. Может быть, это письмо тебе все объяснит.

Она достала из-под скатерти на столе конверт и протянула мне.

 

«Здравствуй, моя любимая и единственная доченька!

Меня уже нет. Я ушел навсегда. Я знаю, что нанес тебе боль. Я не мог поступить иначе. Прости, что молчал столько лет. Но, я ему обещал. Обещал, что ты ничего не узнаешь о его поступке, пока я жив. Целую и обнимаю тебя.

Твой папа».

 

Слезы текли по моим щекам, я вспоминала, как улыбался мне когда-то мой папка…

Деловая женщина смотрит в окно

Вам также может понравиться

About the Author: Vadim

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector