Отказалась от новорожденной дочки из-за заячьей губы, но потом ой как пожалела

Судебный пристав-исполнитель Стряпкина нашла должницу по алиментам Галкину в старом общежитии приборостроительного завода. Неплательщица была с похмелья. Она ждала сожителя Колю Чебурека, потому и открыла дверь, думала, что он пришел.

– Галкина, почему алименты не платим? –  спросила пристав, вынимая из портфеля исполнительное производство. – Долг свой знаете?

– Нет, – ответила Маринка, жалея, что впустила пристава-исполнителя.

– Ваша задолженность по алиментам составляет 417 013 рублей. Работаете?

– Нет, – как под копирку ответила Марина.

– Вот это – предупреждение об уголовной ответственности за неуплату алиментов, прочитайте внимательно и заполните, – протянула Стряпкина печатный лист формата А4.

Марина нехотя взяла листок. Стала читать. Заполнять не было сил и терпения:

– Может, Вы заполните, а я распишусь.

–  Нет. Своей рукой.

– Меня что, посадят? – спросила неплательщица, вытирая тыльной стороной ладони вспотевший лоб.

– Посадят, если и в дальнейшем будете уклоняться.

Судебный пристав вложила заполненное должником предупреждение в исполнительное производство и направилась к двери. У дверей остановилась, спросила, повернувшись к Галкиной:

– Вы хоть дочку-то навещаете? Когда в последний раз её видели?

– Я не видела, — промямлила Маринка, – с роддома, как отказную написала.

– Эх, вы! Горе-мать. Она тут, рядом, в семейном детском доме. Возьмите вот адрес что ли, может, посмотреть захочется, – пристав наскоро написала адрес на розовом кубарике и протянула Марине.

*          *         *

Марина ехала в Монашевку и вспоминала, как шесть лет назад приехала в город после окончания школы и устроилась на завод ученицей. Как познакомилась с мастером Водопьяновым и познала с ним настоящую любовь, а он отвернулся от нее, узнав о беременности.

Вспомнила, как хотела скорее освободиться от нежеланного ребенка, когда показали ей новорожденную девочку с заячьей губой. Вспоминала, как пустилась во все тяжкие, выйдя из роддома. Как превратилась за короткий срок из Галкиной в Палкину, позаимствовав суть прозвища в выражении «кинуть палку». Всё пронеслось в памяти, вся пьяная непутевая жизнь.

*          *         *

Дом был двухэтажный, с участком, обнесенным бардовым забором из евроштакетника. В глубине участка слышался детский смех, скрип качелей. Марина прильнула к забору, надеясь отыскать глазами свою дочь Сашу. «Я её узнаю, – говорила она сама себе. – Она ведь не как все. У неё ротик как у зайки». К забору подбежала маленькая белая собачка и визгливо залаяла на Марину.

– Кто там, Белик? – по выложенной плиткой дорожке к калитке шла женщина.

Марина хотела уйти,  но что-то её остановило. Она стояла и ждала.

Калитка открылась, женщина спросила:

– Вы кто?

– Я – Галкина, – ответила Марина. – Я только хотела на Сашу посмотреть. Мне сказали, что она здесь … живет.

– Мать? – сухо спросила женщина.

– Да, – выдохнула Марина.

– Знаете что, – продолжала хозяйка, – я не могу вот так вот взять и привести её сюда на смотрины. Саша всё понимает. Ей уже четыре с половиной года. Но вижу, что и Вы что-то поняли. По крайней мере, стали алименты перечислять.

– Да, да, – заторопилась Галкина, – я буду перечислять. Я работаю. Мы сейчас вот в хозяйстве клубнику начали собирать. Вот возьмите, я привезла.

Марина протянула женщине корзинку с ягодой.

– Сделаем так, кстати, меня Эллой Владимировной звать, – представилась хозяйка и продолжила. – Я сейчас позову двух девочек. В голубом спортивном костюмчике – Саша. Но Вы будете только смотреть. Иначе это будет первый и последний раз.

Марина засияла от радости:

– Спасибо Вам.

– Спасибо рано говорить. Я Вам пока ничего не обещаю, только посмотреть.

Элла Владимировна повернулась в сторону детской площадки и позвала:

– Сашенька, Леночка! Девочки, идите сюда.

Девочка в голубом спортивном костюмчике подбежала первой. Подбежала первой, сказала «здравствуйте» и недоверчиво посмотрела на незнакомку, сложив губки бантиком. Марине хотелось упасть на колени под этим взглядом и реветь, реветь, реветь долго и отчаянно.

– Вот, девочки, тетя Марина принесла нам клубнику. Я хотела вас попросить мне помочь. Отнесите, пожалуйста, ягодки в дом, на кухню.

Когда малышки унесли корзинку, Элла Владимировна произнесла:

– Три года назад её прооперировали. Изменилась?

– Да, – произнесла Марина, вытирая слезы. – Губки бантиком …

Вам также может понравиться

About the Author: Alina1

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector