Конец маньяка

Конец маньяка

Малолетка в мое время была своеобразной школой воспитания, кто-то ее проходил и становился мужиком, кто-то ломался, но были и такие особи которых малолетка превращала в животных. Нет, задатки у них скорее всего были и раньше, но там они их развивали, совершенствовали, давали своей душе разгуляться. С одним из таких маньяков судьба свела меня в Ковельской ВТК, по сути самой ,,мягкой,, которые мне довелось пройти.
Ленька Мудак (владелец такого прозвища должен бы оскорбиться, но Ленька гордился, в его понимании это был огромный, страшный человек которого все боятся) отличался от обитателей тех мест огромным ростом и лицом, буцквально скопированным с фотографии горилы в зоопарке, выпклый лоб, глубоко посаженые глаза, большие губы которым бы позавидовала и Памела Андерсон. А еще Ленька был патологическим садистом. В битье себе подобных там никого не удивишь в те времена, но Мудак бил по особенному-заставлял жертву стоять по стойке смирно, смотреть на него, несколько раз замахивался, доводя руку до лица, словно наносил удар, оттягивал и с третьего, пятого раза бил. Паренек падал как подкошенный, Леня его заботливо подымал и снова повторял экзекуцию. Когда же жертва вырубалась, его подручные отливали водой, подымали… Что удивительно, очень редко случалось выбить челюсть, но мозги буквально варились в голове! После этого, когда Лене надоедало, забивал ребят ногами, а когда входил во вкус, палкой, табуреткой. Если другие рисковали за подобное попасть в карцер и уехать на усиленный режим (срок редко добавляли, администрация репутацией дорожила), в колонию для взрослых, то Ленька был на особом положении, подшефный самого начальника колонии из которого тот в свою очередь обещал воспитать советского гражданина! Как можно перевоспитать маньяка и садиста не совсем знает психиатрия, но политика страны тогда твердила обратное. Кто ж рискнет это опровергнуть? Рискнул один паренек из Киева, небольшого росточка, но с характером бойца.
Мудак его выделил из толпы сразу, с первого же дня, не желал этот столичный паренек сливаться с массой, выделялся, всегда аккуратный, чистенький, наглаженный, но даже не это главное, его остроумие сражало наповал, заставляло падать от смеха, валяться на полу. Леньке нравилось смотреть на валяющихся на полу, но не от смеха. На первый раз паренька побили нежно, всем активом, в воспитательных целях, предупредили, мол не нравится Леньке такое веселье, потише себя ведите. Потом за перевоспитание взялся сам, да так, что паренька унесли в санчасть. Через неделю тот выписался оттуда и на следующее утро как ни в чем не бывало пошел на работу.
Курить на малолетке тогда было нельзя, а потому мы отыскивали укромные места и быстренько, по две затяжки, передавая друг-другу сигарету, дымили. Киевлянин был в тот день какой-то задумчивый, куда-то исчезли его шутки, веселость, лишь глаза горели каким-то неестественным для него огнем. Быстренько докурив, ни с кем не поделившись в этот раз, киевлянин прошел к груде металлолома, отыскал напильник из которого кто-то пытался сделать охотничий нож, но запорол и выбросил, с оглядкой сунул его под фуфайку и пошел к будке мастера где в это время активисты, бригадиры совещались. Будка располагалась почти под потолком чтоб оттуда видеть весь цех, киевский уселся у подножия и стал ждать. Вот открылись двери, оттуда вывалились руководители, потопали по железным ступеням, чередой прошли мимо отступившего от лестницы паренька. Леня Мудак шел последним, как главный руководитель, вот его начальственный взгляд остановился на парне…
-Ты чего еще не работаешь? Или тебя ускорить?!-Леня не переносил вид неработающих в его цеху, он уже было собирался влепить парню громкую затрещину как тот вдруг раскрыл полу фуфайки и Леня увидел огромный, сантиметров 40 нож. Рука, занесенная уже для удара вдруг так и застыла на плече парня, глаза полезли из орбит… Мудак и предположить себе не мог подобного, его, повелителя жизни и смерти этого стада, от одного вида которого замолкали птицы в ужасе. Этого не могло быть потому, что этого просто не могло быть! Наверное что-то подобное вертелось в его животной голове когда острозаточенный напильник мягко вошел в его живот. Леня заорал так как не орет даже цеховая сирена, призывая ребят на обед или возвещая конец работы. Киевскому это тоже не понравилось, а потому он выдернул нож из пуза и всадил его прямо в открытый рот. В этот раз нож буквально разорвал Мудаку щеку, крик оборвался, превратился в вытье… В этот момент в воротах цеха показались охранники, они бежали будто наперегонки за премией. Киевский же спокойно достал сигареты, подкурил и помахивая огромным ножом с улыбкой смотрел на эту гонку.
-Не играйте в героев, сейчас докурю и пойдем сдаваться,-и охранники застыли словно вкопанные.
Картина была просто завораживающая-под лестницей подшефный самого, весь в крови, с разорванным в клочья лицом и спокойный, словно мясник на мясокомбинате, паренек. Царь, смерд и лужа крови! Каждый маньяк рано или поздно находит свой конец, нашел его и наш местный, возомнивший себя царем!

Вам также может понравиться

About the Author: mihalch

1 комментарий

  1. Как страшен этот мир беззакония, а вернее, мир своеобразных законов, где слабого затопчут, а в сильном разбудят зверя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector