А была ли измена?

Истории из жизни

У этой истории неопределенный статус: то ли была измена мужем, то ли всё вылилось в банальную пьянку и не более, но отголоски этого события нашли себе место в семье моей приятельницы, Надежды. Надя, вернувшись с курорта, где лечила минеральными водами катар желудка, вычислила присутствие женщины в своей квартире. Муж Василий клялся, что ничья посторонняя нога не переступала порог их дома.

Мужиком, правда, он был серьёзным, но возраст его подходил к той опасной черте, когда мужское  ребро становилось уязвимым. Надя рвала и метала: « Как ты мог, в квартиру, в супружескую постель, чужую женщину!  Она здесь ходила, словно хозяйка, сидела за столом, в кресле», а что было потом, Надин возмущенный мозг отказывался даже  воспринимать, посылая хозяйке одни лишь раздраженные в высокой степени импульсы. Достоверно  о личности соперницы она ничего не знала. Репутация Василия была все двадцать лет семейной жизни безупречна и  чиста, как молодой снег.

Чистюля Надя, укрепив здоровье природной минеральной водой, взялась протирать в шкафу запылившуюся посуду. Взяв в руки хрустальный бокал на тонкой ножке, уже  намерилась  его протереть фланелевой тряпочкой от Васиной рубашки, как вдруг  замерла. На крае  стенки  отпечаталась губная помада, морковного, модного в те годы цвета губ. Сама Надя, темная шатенка, предпочитала коричневые оттенки, неброские тона. Но это была бы не Надя, если бы позволила оставить плохо промытую посуду в шкафу. «Вася- окликнула она благоверного тоном, не предвещающим ничего хорошего-посмотри, что это?» Надя подняла бокал на уровень глаз. « А что, разбился, что ли?»-без наигранной непринужденности вопросил Василий, слегка  оторвавшись от просмотра новостей. « Бокал в помаде — четко разделяя слова на слоги, произнесла Надя. Васино лицо как –то дрогнуло,  будто смысл сказанного только сейчас достиг потаённых уголков памяти. « С Нового года, должно быть, осталось, помнишь, мы пили шампанское»? «Вася-звенящим шепотом произнесла Надя — это не мой цвет помады.  А потом, я умею мыть посуду» .

Далее она метнулась к антресолям, где аккуратной стопкой лежало постельное белье. Отдельно простыни и  пододеяльники -во всем у Нади был порядок. Вот она, простыня, небрежно брошенная сверху. Никогда педантичная Надежда не сворачивала простыни изнанкой вверх. Это не её аккуратная рука свернула постельное бельё. Улики налицо.

Василий  уже третий день спал один на диване в гостиной, двери спальни для него закрылись. Дело приняло нешуточный оборот и шло к разводу. Сынок их, Артём, был курсантом военного училища в далеком городе и о родительском раздоре  ничего не знал.

Сам же Василий был в смятении. Признаться в измене он не мог даже себе: неадекватное состояние в тот злополучный вечер, а вернее, ночь, мешало ему сделать выводы о реальных событиях. Он, может и признался бы жене в этом, вымаливая прощение, Надю он любил. Но соблазнительница жила рядом, поэтому  рассекретить действующие лица он не мог,  а тогда и оправдание потеряло бы  свою силу.

Оба страдали, даже  желудок Нади, благодарно откликнувшись на водолечение, опять стал неуправляемым.

Дело было так. Василий, вернувшись с работы, заметил юную девушку на лестничной площадке. Спустя время, вынося мусор, он увидел её уже сидящую на скамейке у подъезда. Девочка была тоненькая, хорошенькая, ладную  фигурку облегало легкое платье. Рядом стояла дорожная сумка. Василий допустил даже мысль: сыну Артему такую бы невесту. Вышел попозже на балкон, посмотрел вниз-сидит. Видно, приехала к кому-то, а дома никого нет.

Уже было довольно поздно, как Василию почудилось какое-то шевеление за дверью. Приник к глазку-склоненная девичья головка в некотором отдалении. Василий   девушку  узнал, это была всё та же, невеста сына  в мечтах.  Оказалось, девушка приехала к соседке Василия, предварительно созвонившись. Но тётя, видно  забыла о племяннице.

Соседка Нинка была бизнесменшей средней руки, а ещё  разбитной  и  шальной бабой. Строгая Надя её не жаловала, словно знала, как в лифте, будто случайно, Нинка задевала Василия то грудью, то бедром, улыбаясь во весь зубастый рот. Василий тоже не любил женскую распущенность-никаких влечений  к ней не испытывал.

Девушка, а звали её Лидой, была любезно приглашена в квартиру, Василий был учтив. В кресле бедная девочка  и уснула, намаявшись в дороге. Василий, как гостеприимный хозяин, расстелил свежую постель в комнате Артема, но тут за дверью защелкали замками. Развеселая соседка вернулась домой.

Лида вскочила, смущенная, когда её окликнул  Василий.  Тётка охнула, увидев  племянницу, вспомнила, наконец.

Василий уже готовился ко сну, как вдруг позвонили. На пороге стояла Нинка: «Сосед, а давай выпьем за моё здоровье, день рождения у меня». Не спрашивая согласия, она толкнула дверь и ни мало не смущаясь, махнув  широким подолом яркого халата, обнажила полные колени, а ноги у неё были красивые и плюхнулась  в кресло. Бутылка дорогого вина стукнулась донышком о стеклянную столешницу. Василий отнекивался, но просто взять и выпроводить настырную даму он никак не мог. Яркие, влажные губы Нинки настигли его, когда от навязанного ею брудершафта уже не было никаких сил отбиться. Потом пили ещё, Василий помнит, как Нинка по-хозяйски открыла бар, перебирая напитки. Пили что-то  крепкое, Нинка хохотала и лезла целоваться.

Проснулся Василий поздно с тяжестью в голове. Скосил глаза, но рядом никого не было. Приподнялся, охнув от боли-смятая подушка, сбитая простыня, два мутных  бокала на прикроватной тумбочке и шуршащая обертка шоколада на полу. Смертельно хотелось пить. Память медленно возвращала вчерашние события, но дальше Нинкиных поцелуев она не продвинулась ни на йоту.

Соседку он потом встречал, но  она только лукаво улыбалась крупным ртом и не больше. Не спрашивать же ему, соблазнен он был или дело ограничилось  лишь пьяными поцелуями?

С Надей постепенно помирились, про девушку  Василий мог и  рассказать, но тогда неизбежно выплыл бы кратковременный роман с Нинкой, бокал в помаде-улика серьёзная.  Надя же нет, нет, да и возвращалась к своим подозрениям, наслаивая новые предположения.

Прошел год, в соседнюю квартиру въехала пожилая женщина, разъехалась с женатым сыном. Нинка купила двухкомнатную в новом районе города, увезя с собой тайну греховного падения соседа.

Нади уже нет на этом свете. Эта история с измененными именами никому  не послужит  поводом  для догадок. Знает  истину только Нинка, но газет она не читает.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector