Популярные Истории Самые читаемые

Из грязи в князи

Временами жизнь сводит с людьми, чьи жизненные принципы прямо противоположны привычным, установленным не одним поколением, нормам  поведения.. Смотришь, а этот человек, ногами попиравший элементарную порядочность, уже там , где, казалось бы, его и близко не должно быть.       В эту школу, считавшуюся одной из лучших  в городе, я попала совершенно  случайно ,бывает и так. Свысока смотрели на новенькую маститые педагоги, еле кивали в ответ на  мои робкие приветствия. Правда, одна учительница  оказалась чрезмерно приветливой, подмигивала мне, ободряюще улыбалась .

Лет сорока, нехороша собой, с плохими зубами,но живая, подвижная. Звали её Валерией Тимофеевной. Спустя несколько дней попросила она у меня в долг сто рублей на три-четыре дня-дочка собиралась в Москву. Это было немало, зарплата моя в те годы была где-то около ста пятидесяти рублей, но я, тем не менее, охотно откликнулась, отчего не дать ,были у меня деньги, отложенные на пальто.

Обещанный долг задержался на месяц. К этому времени меня  с опозданием предупредили, что чужие деньги в руках Валерии Тимофеевна имеют место задерживаться, а если сильно не требовать их возвращения, то оставаться навсегда. Коллеги ей уже не одалживали, тогда Валерия Тимофеевна переключилась на родителей. Я напряглась, до сих пор стесняюсь напоминать о долге, но всё же напомнила, после чего прошел ещё один месяц.

А тут слухи дошли, к директору с жалобой на Валерию Тимофеевну обратилась мама ученика, та же история- невозврат долга. Пришлось и мне обратиться за помощью- вернула, а точнее, швырнула, обиделась, что нажаловалась, хотя я осталась без пальто. Иногда, чтобы не допустить скандала, долги возвращала её  сестра, работавшая в этой же школе.

Для выбора очередного «кредитора» открывала Валерия Тимофеевна журнал любого класса, просматривала места работы родителей и делала определенный для себя вывод .К моему ученику, Сереже, она заявилась под легендой отложенного в комиссионном магазине магнитофона. Не знаю, спросила ли его мама, откуда ей стал известен их  адрес, но деньги были выданы. Тучи сгустились над головой вечной  должницы, когда в РОНО поступила письменная жалоба от обобранных родителей. Была там подпись и Сережиной мамы.

Стыд ли за грязные дела, иная причина- не знаю, но уволилась Валерия Тимофеевна из школы, ушла в загородный интернат, а оттуда уехала в Москву. Оставила выпивающего супруга в квартире с престарелой матерью .Теперь, минуточку, уехала не тарелки мыть  в московских кафе, поскольку, спустя недолгое время, она оказалась  на месте  директора одного образовательного учреждения с особым статусом, единственного в стране, которое я не имею право по этическим соображениям называть. Но  это не по слухам, а совершенно точно, в  глянцевом журнале видела снимки и читала, смотрела передачу по телевидению -она, Валерия Тимофеевна, она, в  столь престижном директорском кресле. Гордая карьерой сестрицы наша коллега к её юбилею обратилась к нам, учителям, с просьбой написать  Валерии Тимофеевне теплые слова поздравления. Некоторые отказались, как и я, мол, работали вместе недолго ,столь важная птица вряд ли нас помнит?.  Приезжала новоиспеченная москвичка в гости и к сестре, с новым мужем, благородным, седовласым, братом хорошо известной в прошлом певицы, которая пела с мужем, тоже имён не назову, да и молодое поколение вряд ли знает этот замечательный дуэт. Но ничего в ней  не изменилось, кроме улучшенной внешности, долгов, теперь, Валерия Тимофеевна, должно быть, не делает, а вот посылки с разным добром, от школьных канцтоваров и  книг, продуктов питания до одежды двинулись к К-ой родне.  Пустили, как гласит пословица, козла в огород. Продолжаю и продолжаю удивляться высокому полёту этой провинциальной дамы со своеобразными понятиями о морали.

Автор публикации

не в сети 56 минут

Klikina123

Комментарии: 336Публикации: 178Регистрация: 23-05-2016

Один коммент. на “Из грязи в князи

  1. Все как и 100 лет назад в Первопрестольной и ее вотчинах! Вам так нравится жить, вы ничего не желаете менять, вас все устраивает, а это лишь тонкий писк возмущения, не более.

Оставить комментарий